Конница Чингис Хаана

    Уже не первый год в степи под Улаанбаатаром проходит кавалерийское шоу "Конница Чингис Хаана". Здесь нет опечаток, просто я люблю называть вещи своими настоящими именами. Дома могу назвать великого монгольского императора Чингисханом, но там, на его родине, язык не поворачивается. А "Улан-Батор" примерно соответствует английскому "Москоу"…

    Памятник Чингисхану
Площадь Сухэ-Батора, Улан-Батор


    Памятник Чингисхану
    Площадь Сухэ-Батора, Улан-Батор

    ...Наш водитель Тумурлуу долго морщился от пыли, поднимаемой впереди идущими автобусами, потом не выдержал, с тихим проклятием резко рванул руль влево и поскакал по целине. "Сейчас мы срежем лишний километр и всех их пообгоняем", – хитро подмигнул Тумурлуу и включил кондиционер. Делать это не стоило – из кондиционера вылетело облако настолько густой и едкой пыли, что стало невозможно смотреть, дышать и вообще жить. Пришлось останавливаться и проветривать машину. За это время со злорадным гудением по дороге проехало 7-8 набитых японцами автобусов. Тем не менее, успели мы вовремя и отхватили неплохие места на центральной трибуне. Собственно, даже самые лучшие, ибо заняли целиком «ложу прессы», состоявшую из веревочки, ограждающей кусок монгольской территории от слишком пугливых коней. Нам строго-настрого наказали ложу прессы не покидать, то есть через веревочку не перелазить, а то конь может испужаться, заиржать, свалить наездника и вызвать инфаркт у впечатлительной японской бабушки в первом ряду.
    Конница Чингис Хаана


    Земля перед трибуной была предусмотрительно окроплена водой, чтобы всадники не слишком пылили во время представления, да и ветер был благоприятный – сдувал пыль. Чтобы полностью оценить трехчасовую постановку, нужно было как минимум неплохо знать монгольскую историю, а лучше всего – прочитать древний монгольский эпос «Секретная история Монголии», который на русский переводился всего однажды, 60 лет назад, и вышел под названием «Сокровенное сказание». Поскольку в тот момент, когда мы с Ташкой застегнули за собой веревочку «ложи прессы», мои познания в этих вещах были крайне скудными (например, я знал, что Чингисхан не дошел до Киева, а сделал это его внук Батый, но не более того), то опишу шоу так, как увидел его именно тогда.

    Когда по призыву ведущего стих гул на трибунах, заиграла тихая, медленная, но какая-то героическая музыка. Минут пять ничего не происходило, только ветер колыхал несколько флагов на находящейся перед трибуной деревянной вышкой да поднималась где-то далеко в степи к небу струйка пыли. Постепенно музыка делалась громче, облаков пыли стало несколько, каждое вырастало, вырастало… и вдруг из пыли выступило несколько колонн монгольских всадников при полном параде.

    Конница Чингис Хаана

    Внезапно, точно как в храме Гандана во время утренней службы, посередь монотонности и размеренности раздался взрыв: крик, лязг, вопль сотен глоток, топот сотен коней… Сзади, из-за трибуны, бешеным галопом вылетело еще несколько кавалерийских подразделений и устремилось к вышке. Началась первая часть шоу. Всадники демонстрировали искусство джигитовки, стреляли на полном скаку из лука, носились по степи туда-сюда и оглашали простор грозными боевыми кличами. Дальше разгорелось сражение, которое было, честно говоря, довольно вялым. Ребята явно боялись повредить друг друга, лошадей и реквизит, поэтому в воздух осторожно летали копья и стрелы, а смертоубийство выглядело так: один из участников тихонько тыкал второго копьем в щит, после чего этот второй считался убитым, сползал с коня и оставался лежать в пыли. Некоторые пытались «убить» и своих верных коней: они дергали их за уздечку, пытаясь повалить рядом с собой, но кони упорно не желали умирать и оставались в стоячем состоянии. Для вящей убедительности одного хорошо защищенного доспехами паренька протащили на веревке за лошадью, и он притих недалеко от трибуны.

    Конница Чингис Хаана

    Этой битвой военная часть шоу закончилась. По идее у зрителей должно было сделаться грозно-возвышенное настроение, но на самом деле к концу батальной сцены многие из сидевших на трибуне веселились вовсю. В самый разгар жуткой сечи в кадр вальяжно вплыл УАЗ-буханка, который протрясся за батальной сценой на расстоянии ста метров справа налево и лишь затем гордо покинул театр военных действий. Может быть, туристы. Может быть, репортеры, но в таком случае они не угадали: ветер был от трибуны, и объективы им явно залепило пылью намного раньше, чем они успели что-либо снять.

    Постановочная работа авторов шоу оставила сильное впечатление. Скоординировать не одну сотню молодых пацанов (когда они подъезжали близко к трибуне, чтобы гаркнуть что-то особо грозное, было видно, что все это – студенты или даже старшие школьники), каждому подобрать доспехи, щиты, копья… но вряд ли лошадей. Я почти уверен, что все актеры приходили со своими конями – что ж это за монгол, который с малолетства не умеет уверенно держаться в седле и не имеет верного коня? Реквизит был тоже сделан на совесть, разве что историк-монголовед нашел бы в обмундировании войска Чингис Хаана какие-то ошибки. Его делали не монголы: к 800-летию со дня образования крупнейшей в истории империи (то есть к 2006 году) большинство крупных кинокомпаний мира сочли своим долгом снять серьезный исторический фильм на эту тематику. А разве можно было снять хоть один такой фильм без грандиозной кавалерийской массовки? Конечно, нет. Вот и пооставались под Улаанбаатаром мечи, копья, стяги, кожаная броня, обитые медью щиты… И их незамедлительно применили в качестве реквизита для шоу, а киношная ставка Чингис Хаана со всей обстановкой стала одной из самых престижных турбаз.

    Битва символизировала первые годы становления монгольского государства, когда среди разрозненных монгольских и татарских племен кипели междоусобные страсти. Дальше зрители увидели подготовительную работу по созданию империи. На средневековом аналоге «роллс-ройса» – обитой леопардовыми шкурами карете – прибыл сам великий Хаан. В слове «хаан» опечатки никакой нет, оно пишется именно так. Хан – это обычный правитель племени, а хаан – глава государства, то есть всем ханам хан.

    Чингис Хаан поговорил с народом, призвал их к великому маршу на Запад и вернулся в карету. Затем большие военачальники (их и мужики играли взрослые) начали отбор лучших воинов для большого похода. Молодежь состязалась в стрельбе, скачках и борьбе. Борьба эта (по-монгольски «бох») очень похожа на японское сумо, что и неудивительно, ведь японцы – близкородственный монголам народ (в отличие от китайцев), просто ушли из этих степей они очень давно, чтобы сформировать свою уникальную культуру на изолированных островах. В сумо борцы должны или вытеснить один другого за соломенную окантовку дохё (маленькой борцовской арены) либо же заставить соперника коснуться земли любой частью тела, кроме ступни. В монгольской борьбе границ нет, арена – вся степь… Поэтому монголы намного лучше владеют всякими подсечками, бросками и переворотами, чем японские сумотори. Весу в них, правда, обычно поменьше, но зато на каждое мощное японское пузо есть хитрая монгольская рука, которая дернет его в самый неожиданный момент туда, куда оно не подозревало, и после этого пузо уже по инерции вылетит за пределы арены. Последние десять лет в традиционное японское сумо потянулись легионеры. Есть там уже и корейцы, и осетины, и болгарин, и даже один эстонец! Но больше всего в высшем дивизионе монголов. Как это ни обидно борцам из страны Восходящего Солнца, сегодня оба ёкодзуны*** – монголы, Асасёрю и Хакухо. Имена они носят по традиции японские: Асасёрю означает «Синий Дракон», Хакухо – «Белый Сокол» (по-монгольски были бы они Хухлуу и Цагаан-Ёол соответственно, что не вписывается в концепцию сумо), но приемы используют монгольские, и шансов своим маститым японским соперникам, не говоря уже о эстонцах, не оставляют.

    Конница Чингис Хаана

    Громадных борцов на шоу, конечно, не было, да и не знали в Монголии XIII века той системы питания, которая позволяет за пару лет набрать лишний центнер и по окончании карьеры его безболезненно сбросить. Боролись обычные крепкие ребята. Схваток было несколько, и последняя закончилась эффектным броском к вящему удовольствию публики.

    Затем на арену вышли шаманы. Зазвучала мощная музыка (как бы я хотел ее найти, но не знаю даже, кто исполнитель), шаманы исполнили обряд камлания и поняли, что Небо благоприятствует великому походу. Тогда Чингис Хаан выбрал главнокомандующего, а тот уже принялся назначать командиров рангом пониже, причем мне почему-то показалось, что не последнюю роль в этом выборе играли подношения. То и дело к командующему неслись воины то с волчьими шкурами, то с песцами, то с горностаями… Один даже верблюда под уздцы приволок. Определившись с комсоставом, монгольское войско выдвинулось на запад и под овации публики степенно и неторопливо, шагом, покинуло арену. Впереди двигалась огромная кибитка, запряженная десятками быков – мобильная ставка Великого Хаана, а за ней почтительно следовали стройные ряды кавалерии…

    конница чингис хаана
    текст: Андрей Аникин
    фото: Наталия Адаменко



    Все фотографии можно посмотреть в Галерее в альбоме автора Кнница Чингис Хаана


    Конница Чингис Хаана

    Эта статья изначально была опубликована в теме: Конница Чингис Хаана автор темы Somm Посмотреть оригинальное сообщение

    Анонсы

    ***************** 21.02.2012 ***********