Храм крепости военных оленей

    Если меня попросят охарактеризовать целую Шри Ланку всего двумя словами, единственное достаточно емкое словосочетание, которое придет мне в голову – «туристическая сгущенка». В одни страны едут на сафари, в другие – понырять на рифах или понежиться на просторном песчаном пляже, в третьи – ради богатой истории, в четвертые – пройти по горной эко-тропе, в пятые – помедитировать в буддийском монастыре… В Шри Ланке, на острове размером 350 х 200 км, сконцентрировано все, причем иногда средоточие разношерстных туристических достопримечательностей достигает полного абсурда. Как, например, в Тринкомали, на площади всего в один (!) квадратный километр, в месте, которое я не могу назвать иначе, как

    Храм крепости военных оленей

    Мы дважды проехали мимо него, успели съесть пару острых до тошноты хопперсов и запечатлеть самое элитарное заведение города – Rotary Club – и вот, наконец, судьба смилостивилась над нами и послала нам полицейского, который говорил по-английски настолько хорошо, что даже показал рукой направление на Тируконесварам, храм, в поисках которого мы долго и безуспешно колесили по Тринкомали. Встреча с полицейским в Шри Ланке вообще (в отличие от многих других стран) – одна из самых желанных, потому что бестолковому белому полицейский всегда с радостью поможет. В принципе, любой другой ланкиец тоже с широченной улыбкой постарается помочь, но только когда вы приедете в Ланку, вы поймете огромную разницу между «поможет» и «постарается помочь».

    Из рассказов хозяина отеля на пляже Нилавели, в котором мы ночевали, мы знали, что Тируконесварам – один из самых почитаемых и знаменитых индуистских храмов (они здесь называются «ковиль») Шри Ланки. Знали также, что где-то в Тринко есть старинный голландский форт, а на карте еще возле города красовался силуэт человека в ластах и пляжный зонтик. Реальность оказалась намного богаче, словно какой-то Небольшой Ланкийский Адронный Коллайдер стянул на крохотный уголок врезающейся в океан суши все мыслимые и немыслимые вещи.






    Началось все с пляжа. Если во всех нормальных местах на пляже есть песок, топчаны, зонтики, в воде – буйки и, если повезет, коралловые рифы, а на берегу – гостиницы или хотя бы туалеты, раздевалки и душ для опреснения, то в Тринкомали на пляже из вышеперечисленного есть только песок. Вместо топчанов и раздевалок – бетонная стена, роль кораллового рифа взял на себя разрушенный дот, который теперь, спустя много лет после войны, начинают обживать кораллы, а вместо гостиниц – крупная военная база. Туристам при этом дозволено ходить, где им вздумается, но полиции и военных здесь на порядок больше, чем отдыхающих или хотя бы местных. Служба им не в тягость – вместо суровости на лицах улыбки, вместо стойки «смирно» – стойка «как попало» (или, в полувоенных терминах, «вольно до предела»).




    В этой пляжно-военной обстановке было трудно догадаться, где же, собственно, находится храм.
    - Да вот же он! – улыбнулся полицейский, почесав жезлом затылок. – Вот и указатель есть.
    Действительно, есть указатель. На сингальском, естественно. А на входе в «храм» - ощетинившийся автоматами (вряд ли заряженными, впрочем) блокпост. Ну что же, попробуем зайти…

    - Да-да, Тируконесварам там, внутри, - улыбается солдат на КПП. – Зайдете в Форт Фредерик и поднимайтесь по правой дороге. Ковиль на самой вершине.

    Заходим в массивные ворота древнего форта. Его история такая же запутанная, как и все это место. Вот небольшие выдержки из нее:
    • 1623 Построен португальцами
    • 1639 Захвачен голландцами
    • 1640 Разрушен голландцами
    • 1658 Вновь построен голландцами
    • 1672 Неудачная попытка французов захватить форт
    • 1782, 8 января Захвачен англичанами
    • 1782, 29 августа Захвачен французами
    • 1783 Отдан французами англичанам, а англичанами голландцам по условиям Парижского мирного договора



    Думаю, достаточно, хотя и в дальнейшем были и переделки, и переходы из рук в руки, и даже налеты японской авиации. Теперь форт принадлежит двадцать второму корпусу ланкийской армии. Вообще, север и восток острова – довольно-таки многострадальная и милитаризованная зона. Здесь долго тлел конфликт между сингалами и тамилами, а восемь лет назад сюда еще и цунами от берегов Суматры докатилось. После этого разгула стихии на дорожных знаках на въезде в любой город (даже в горах) пишут высоту города над уровнем моря, а в прибрежных районах востока еще и попадаются таблички, показывающие направление эвакуации в случае цунами.









    Военных тут по-прежнему много, но они явно чувствуют себя не у дел и стараются разнообразить свой военный быт – играют в крикет, нюхают цветочки, занимаются спортом, предаются ничегонеделанию в кантинах… Внутри форта на солнышке грелось еще несколько служивых, а на дороге, уходящей вправо наверх, к храму, возле домика коменданта местного гарнизона что-то искал прямо на проезжей части олень. Я со всех ног кинулся к нему с камерой и чуть не сбил еще двоих оленей, поменьше, которые с возмущенными мордами отошли подальше. Я оглянулся, и понял, что олени здесь есть везде. Щиплют и ровняют выросшую под мирно ржавеющими пушками на плацу травку, выполняя ту задачу, которая по уставу полагается салагам, а за вознаграждением ходят на задворки кантин, где их угощают какими-то оленьими деликатесами возле пустых пепсикольных ящиков.
















    Олени тоже несут службу наравне с людьми – они ведь не простые олени, а военные. Конечно, военные! Пятнистый камуфляж, ветвистые рога на голове, точно как у тех пацанов, которым их девушки, провожая любимых в армию, клялись в вечной верности… все военные атрибуты налицо! Маскируются четвероногие ланкийские солдаты так замечательно, что в светотени от развесистых баньянов их сразу и не заметишь. Тем более и сами баньяны с их перекрученными до тошноты стволами так отвлекают внимание, что не до оленей… Помните фильм «Чужие», где злобные пришельцы отлипали от стенок, образованных их телами? Явно режиссер насмотрелся баньянов, или в Камбодже, или даже здесь, в Ланке. Когда гуляешь под ними, все время кажется, что вот-вот оживут они и задушат тебя в своих объятиях. И вообще, не от деревьев ли охраняют покой здешние солдаты?




    Но нам еще дальше, наверх, к Тируконесвараму. Когда остались внизу баньяны и удрали олени, сначала показалась отличная панорама побережья (крепость находится на стратегически идеальном крохотном полуострове), потом нас обступили плотные ряды сувенирных торговцев, предлагающих отличные вещи по таким смехотворным ценам, что язык не поворачивается торговаться, хоть они и уступят половину. Наконец кончилась и зона шоппинга, и на фоне глубокого синего неба показалась грозная фигура Шивы-разрушителя. Вот и пришли… Прочитав правила поведения в индуистском храме (обувь снять, не плевать, не курить, громко не разговаривать) и выполнив их, мы вошли внутрь.

    Тируконесварам невелик, но место это очень священное, особенно для тамилов. Само название Тринкомали – это перекрученное европейцами тамильское «Тируконамалаи» - «Властелин Священной Горы». Это о нем, о храме. Много веков стоял он тут, на господствующей высоте, потом почти столько же покоился под землей, пока в 1952 году коммунальные службы, копавшие колодец, не достали из-под земли несколько реликвий и не откопали остатки священных сооружений. Нынешний храм относительно молод, но история у него – ого-го… Те, древние, реликвии окружены особым почетом, хотя выглядят не так ярко и красочно, как новоделы ХХ века.








    Вообще, индуистские храмы и по количеству наружных деталей, и по степени их отрисовки – самые интересные из всех религиозных сооружений мира. Насколько бывает удивителен иконостас православного храма, настолько же долго можно изучать фасад индуистского. И не только фасад – везде по периметру священной горы стоят разнообразные индуистские статуи, в которых я мало что понимаю, но главное, что бросилось в глаза – какая-то неиндийская (тем более неланкийская) внешность этих статуй. Больше всего они, откровенно говоря, напоминали не то гуцулов, не то даже цыган (которые родом как раз из Индии). Единственный, кто не был похож на гуцула – бог Ганеша, лицо которого было традиционно украшено изрядным хоботом и широкими ушами. Остальные гуцулы, кто поодиночке, а кто и попарно, напряженно всматривались в морские горизонты – не покажутся ли снова англичане, голландцы и португальцы? А покажутся – тут же Шиве доложим, и несдобровать вам...
















    Самые священные уголки храмового комплекса в изобилии увешаны крохотными деревянными ящичками. Долго я, уже по возвращении в Киев, выяснял не дававший мне покоя вопрос – «что они означают???», пока с большим трудом не добился от своей знакомой, что эти ящички символизируют детскую колыбель. Бесплодные пары читают молитвы в Тируконесвараме и привязывают свой дар богам. Наверное, помогает – «колыбелек» тут тысячи, а население острова неуклонно растет…






    Захотелось попасть в храм, но засомневались – можно ли? Пусть не курим, не плюем и обувь сняли, но все равно в шортах, да и религиозная принадлежность наша нам самим непонятна, уж не индуисты так точно. Милая тетя на входе улыбнулась и сделал приглашающий жест. Можно! Собственно, внутри менее красиво, чем снаружи. Те же самые статуи богов и священных коров, но в сереньком полумраке и замкнутом помещении. Поразило изображение многорукого и многоголового бога веселой гуцульской наружности, игравшего на множестве одинаковых инструментов. Кто это был – я не знаю, но стало понятно, почему в Ланке наркотики запрещены под страхом смертной казни. Если они БЕЗ наркотиков до такого додумываются, то что же будет под кайфом?..













    Пожертвовав небольшую сумму на нужды храма и получив зачем-то заверения в том, что нас когда-нибудь упомянут при службах, мы потопали обратно, мимо грозного Шивы, сувениров, кантин, оленей, пушек и баньянов. По правде говоря, очень хотелось искупаться в море, но где переодеться и опресниться после купания? Обратились к нашему старому приятелю – полицейскому.

    - А вон бетонное здание за пляжем видите? – показал жезлом страж порядка. – Там и раздевалка есть, и душ можно принять. Военным – бесплатно, ланкийцам – дешево, иностранцам – дороже. Но что же поделаешь?..
    «Дороже» означало 50 рупий, громадную сумму порядка трех гривен. А на пляже не было никого, лишь папа с маленькой девочкой чинно прогуливался вдоль берега, что-то обсуждая по мобильнику. И это в десять утра, в городе, обозначенном на карте пляжным зонтиком! Просто мечта пляжника!




    Вода была ласковой и теплой, как здесь бывает везде и всегда. Длинные волны, пришедшие из глубин Андаманского залива, не били вас, а мягко баюкали. Я даже сбегал в машину за маской, надеясь на то, что тут есть коралловый риф. Не совсем «есть», но будет! На развалинах какого-то старого укрепления уже поселились молодые кораллы, а вокруг вились стайки ярких рыб, половину из которых я уже видел в Красном море, а вторая половина была мне незнакома. Когда я поплыл к берегу и попал в громадную стаю каких-то одинаковых небольших серебристых рыб вроде ставриды или скумбрии. Очень интересно было наблюдать за ними: стая живет как единый организм, убирая те места, за которые проплывающее двуногое отродье может захотеть ее ущипнуть, и мягко обтекая любые препятствия. Хотелось позвать Ташку посмотреть на это чудо природы, но стая плыла довольно быстро, и второй раз мы бы ее вряд ли нашли…

    А когда мы вышли из моря, на пляже нас встретил старый олень с огромными рогами, который, видимо, присматривал за нашими вещами, пока мы купались (хотя это и ни к чему – в Ланке не воруют). Удостоверившись, что с нами все в порядке, почтенный рогоносец с достоинством поднялся и не спеша побрел в сторону КПП.




    Текст: Андрей Аникин (Somm)
    Фото: Somm & Jargalant

    Анонсы

    Комментарии 2 Комментарии
    1. Аватар для Виктория Горобинская
      Спасибо за очень интересную статью и очень красивые фото снимки! Настоящий обладатель золотого пера
    1. Аватар для Somm
      Somm -
      Спасибо У меня еще много всякого разного... Руки дойдут - обязательно Игорю отошлю.
    ***************** 13.04.2013 ***********