Новый проект Спенсера Туника Духи Пустыни


    Интервью со Спенсером Туником для Фестиваля "Burning Man". Это большое интервью даст ответы на все вопросы, которые возникли после статьи "Обнаженный Мир Спенсера Туника."



    Что мне нравится в Вашей работе и, что поражает меня больше всего то, что многим людям на самом деле нужно свое личное пространство. Они не хотят касаться и не хотят, чтобы к ним прикасались чужие люди, по крайней мере так происходит в Северной Америке. Но вот, как можно побудить абсолютно посторонних людей прижаться друг к другу, чтобы их тела соприкасались друг с другом, это просто неправдоподобно.




    Спенсер Туник: В некоторых работах, которые я делал в прошлом, люди находились как раз в положении рука к руке, нога к ноге, абсолютно посторонние люди не соприкасались только интимными частями тела.

    Я думаю, что все, что происходит с телом в процессе работы в этом проекте, можно назвать превращением в единый организм и это очень интересно наблюдать. Некоторые из моих самых памятных работ характеризуются тем, что тела находятся очень близко друг к другу, образуя тем самым море плоти, в противовес тому, что видишь песок или тротуар между телами.

    Для работы, которую я делаю для проекта «Burning Man», люди будут одеты в одежду из полупрозрачной ткани, поэтому в этом проекте люди не будут соприкасаться друг с другом телами и именно в этом проект будет несколько отличительным.

    На Вашем вебсайте есть раздел для регистрации участников в Ваших проектах. Есть ли какой-то определенный тип телосложения, который Вы разыскиваете?



    Спенсер: Любой тип телосложения. У нас есть невероятно крупные люди, а также очень худенькие, стройные женщины и мужчины. Азиаты, Афро-Американцы (любого цвета кожи). У нас большой контингент различных людей. Причина, по которой я пытаюсь привлечь людей к регистрации в этом году, заключается в том, что, используемая нами ткань очень дорогая, даже если эта ткань есть у нас в достатке здесь в Мексике. Это очень легкая тонкая ткань, которую можно увидеть на окнах отелей, эта ткань служит для рассеивания света, не блокируя его. Эта ткань изготавливается из полиэстера или нейлона. Благодаря тонкости этой ткани, люди в ней похожи на духов или приведений. Люди будут обнаженными под этой тканью, однако это не будет 100 процентная нагота.



    «Burning Man» - вероятно единственное место, где Вы не пытаетесь заставить людей обнажиться.

    Спенсер: Я знаю. Обычно во время моих прошлых проектов «Burning Man», не было никаких ограничений относительно того, какое количество людей нам необходимо. Сколько людей приходило, столько мы и брали. Для этого проекта у нас слишком много ткани.

    Даже если у нас есть ограничения, для меня механизм подбора людей будет другим. Я пытаюсь заставить людей пройти еще один этап регистрации, поэтому они просто обязаны прислать мне свои фотографии по электронной почте.

    Это просто еще один шаг, который они должны сделать, а для меня это еще больше самоотдачи в том, что они могут получить шанс показать себя, для этого нам нужно иметь более определенное количество людей.



    Они должны быть там в определенное время?

    Спенсер: Нам определенно нужны люди. У них будет необыкновенное утро. В пять часов утра они еще не должны обнаженными, к этому времени они еще только приходят на место. Люди раздеваются до наготы, как только солнце появляется на горизонте и согревает тела своим теплом. Причина, по которой я это делаю на рассвете заключается в следующем: Если бы я хотел добиться такого же освещения, мне пришлось бы делать свою работу на закате, но при этом вероятнее всего я собрал бы на месте съемке 30, 000 зрителей. Здесь большинство людей спят, пока я делаю свою работу.

    Получают ли участники копии своих фотографий?

    Спенсер: Все участники получают свою копию, бесплатное произведение искусства, я высылаю им их по почте. Это великолепно, можно продать в сети и самому купить билеты на следующий год.

    У Вас так много людей, которые хотят принять участие в Ваших фото сессиях, так что, Вам нет необходимости охотиться за ними. У Вас должно быть получаете сотни запросов.

    Спенсер: Что касается создания индивидуальных портретов, я по-прежнему продолжаю искать человека с внешностью, которая будет соответствовать моей идее, над которой я работаю. Для работы с группами, очень трудно заполучить обнаженных людей в Германии и Швейцарии. Очень трудно заполучить людей для фотосъемки в Лондоне и во всех частях Англии, но зато это не трудно сделать в Австралии, Латинской Америке и Южной Америке. В действительности все зависит от страны. Это большая работа. В некоторых Европейских странах даже зная, что Европейцы привыкли ходить на пляж и загорать там обнаженными, очень трудно привлечь к участию в подобных проектах. А вот в Канаде это не проблема, в Канаде каждый готов раздеться догола.

    Ваша первая книга «Европейские Инсталляции » (European Installations) просто изумительная. Расскажите о ней?

    Спенсер: Моя новая книга была оформлена Крисси (Это жена Спенсера – Кристин Боулер). Она мой графический дизайнер. Это доморощенный дизайн, мне не пришлось покорять корпоративный мир книги, я делал это сам на той же бумаге, которую используют для печати на принтере для Музея Современного Искусства Сан-Франциско. Эта книга обладает музейным качеством. Я сам занимался ее продажей, потому что, почему бы и не заниматься этим самому? Ведь сегодня век Интернет коммерции.


    Почему, как Вы думаете, люди хотят принимать участие в Ваших фото сессиях? Я читал отзывы. Говорят, это вносит изменения в жизни людей; женщины, которые комплексовали по поводу своего тела на фотографиях, затем чувствовали себя свободно и принимали свое тело. Думаю это прекрасно.

    Спенсер: Я думаю, что обнаженность в группе – это « великий уравниватель », оружие, которое заставляет тебя чувствовать себя лучше по отношению к себе, и твоей связи с землей и другими людьми. Это великое чувство. Я должен сказать, сто даже если тысяча человек позировали мне, быть может и найдется хоть один человек, которому это и не понравится, хотя бы потому что после всего, они не могут найти свою одежду. Обычно одежда находится.

    Творческий процесс очень демократический, мы стараемся больше привлекать людей, нежели исключать. В современном мире искусства все основано на покупательских и денежных ценностях и совсем не часто кто-то может получить подарок от художника. Приятно, что люди начинают коллекционировать мои фото работы. Некоторые люди позируют мне не один раз и поэтому у них уже образовалась маленькая настенная галерея моих работ. Очень приятно отдавать некоторые работы бесплатно.

    Я делаю это с тех пор, как начал заниматься такими проектами. А именно с того момента, как я привык работать с группой людей численностью 100 человек на улицах Нью –Йорка, а затем спустя месяц я встречался с людьми в этом баре под названием «Max Fish» и раздавал им распечатанные фотографии в благодарность за позирование, а затем мы устраивали небольшую вечеринку.

    Даже, когда я работал с людьми численностью 18,000 человек в Мехико, спустя три месяца все они получили распечатанные фотографии. И так, в общем и целом, в домах у людей находится свыше 100,000 художественных работ, все это подарки. Очень приятно.

    Недавно, одна из таких крупноформатных фотографий на Аукционе Современного Искусства «Phillips» одной женщиной, которая позировала вместе со своим мужем в Швейцарии. С аукциона эта фоторабота ушла по цене $7000 U.S. Это конечно редкость, но все же таким образом есть возможность маленького инвестирования. Все начиналось совсем не так. Раньше я продавал свои обзорные листки (фотографии всех кадров на одном листе) в барах Нью-Йорка - за напитки.

    Я уверен, многие фотографы и художники вдохновляются Вашими работами. Многие делают фотографии обнаженных людей, но никто не делает это так, как Вы.

    Спенсер:Теперь, если смотреть на фотографии обнаженных людей в онлайн, можно представить, что всегда где-то есть некий фотограф, который фотографирует обнаженных людей на улице или где-то в публичном месте. Когда я начал заниматься этим впервые, я не думаю, что кто-то делал что-то подобное. Может быть в репертуаре работ других фотографов и была мысль выйти на улицу и фотографировать обнаженную натуру, я говорю гипотетически. Теперь это делает каждый.

    Если я смотрю на работы других фотографов и вижу там обнаженную натуру, то, как правило, это обнаженная натура, я говорю об индивидуальностях в общественном месте. Если говорить о групповых работах, то до меня в таком стиле работал Яйои Кусама (Yayoi Kusama), который делал групповые работы в публичных местах, в его работах участвовали шесть или семь человек. Кароли Шиманн ( Carolee Schneemann), великая феминистская художница 60-х годов сделала несколько публичных работ на природе с участием обнаженных людей. Когда я начинал делать свои работы, я незнал никого, кто делал бы подобное с большими группами людей. Я думаю, что в тоже самое время начала работать Ванэсса Бикрофт (Vanessa Beecroft), тоько она работала с группами одетых людей, а не обнаженных. Она начала работать с обнаженными людьми может быть только спустя 2 года после меня, и теперь занимается этим уже на протяжении нескольких лет. Есть еще одна великолепная художница Сантьяго Сьерра (Santiago Sierra), которая работает с группами людей и телом. Япония это совсем другая история. Многие люди работают с группами обнаженных людей в более откровенном сексуальном смысле, например в большом помещении могут находиться 500 человек,
    занимающихся сексом.

    У меня есть свое специфическое видение и я люблю те результаты, которые получаю от того, что делаю. Это по-прежнему меня восхищает. Я по-прежнему задумываюсь, когда делаю свою работу в зарубежных городах, там, где не работал прежде, эта работа по-прежнему сотрясает города, переворачивает все вверх дном и изменяет устоявшееся мышление города по крайней мере на неделю. Я продолжаю по-настоящему наслаждаться тем, как моя работа впечатляет людей в странах за рубежом. Поэтому следующую свою работу я планирую провести в Южной Америке, а также интерес к моей работе проявили на Канарских Островах. Так что посмотрим, что будет дальше.

    Мне очень понравилось все, что Вы делали на Фестивале «La Calaca» а также Ваша новая выставка, открывшаяся 3-го Августа в Сан- Мигель –де Альенде в Мексике, под названием «Плохое, Хорошее, Визуальное» (The Good The Bad and The Visionary)

    Спенсер: Я сотрудничал с музыкантом и художником по имени Джозеф Артур. Я привел к нему своих друзей – 15 человек, включая свою жену, и они выкрасились в белую краску, а затем он сделал свою художественную стильную роспись на их телах. Я распечатал фотографии на канве и принес их обратно ему, он еще раз нанес на фотографии рисунок красками. Работы получились очень красивые. В результате нашего сотрудничества получилась выставка. Он, пожалуй там единственный музыкант и художник, который умеет играть музыку и рисовать одновременно. Он делает это периодически. Это трудно осознать, но это действительно так. Его талант раскрыт не до конца, но это настоящее мастерство и красота. Он приезжает сюда ко мне на выставку в Сан- Мигель –де- Альенде.

    Joseph Arthur and Spencer Tunick June 2013
    Joseph Arthur и Spencer Tunick июнь 2013

    На Фестивале «La Calaca», который проходил в прошлом году задача моего проекта заключалась в том, чтобы превратить людей в духов и покрыть их этой прозрачной тканью. Мой проект «Духи Пустыни » (My Desert Spirits) включает в себя серию работ с Фестиваля «La Calaca».



    Сколько лет Вашим детям сейчас ? Приходят ли они на ваши фотосъемки?

    Спенсер: Шесть и восемь. Да, им определенно нравятся мои работы, они пытаются собирать открытки с изображением всех моих работ. Дети смотрят на этих маленьких обнаженных людей на открытках и просто думают что это сказочные герои.

    Есть ли у Вас какой-либо корпоративный подход к выполнению коммерческой работы?

    Спенсер: Да, да, у меня были предложения «Dove Soap», «Vaseline», «Diesel Jeans», «Lipton Iced Tea», «Virgin Mobile», и «Microsoft» и отказал им всем. Иногда мы ложимся с женой в постель ночью и говорим про себя: «Мы могли бы быть богатыми», я только не могу быть продажным. Мои работы настолько узнаваемы, я не могу быть просто художником, который создает большой символ для компании CBS или ей подобной.

    Вы знаете, что я имею в виду, это лишит мою работу сердца и души. Хотя есть же художники, гораздо более известные, чем я и они занимаются коммерческой работой, современные художники могут спрятаться за такой работой, их стиль не обладает такой сильной проницаемостью, как мой. Поэтому они могут этим заниматься и быть успешными коммерческими фотографами, при этом находясь в мире искусства. А для меня это трудно.

    Вы делились своими работами ради того, чтобы только повысить уровень осведомленности по тому или иному поводу.

    Спенсер: Я делал работу ради того, чтобы повысить уровень осведомленности о ВИЧ, где я фотографировал 80 человек ВИЧ позитивных в придорожном ресторане, хозяин которого тоже ВИЧ позитивный, его зовут Флорент Морелент, о нем и о его придорожном ресторане снят документальный фильм.



    Гринпис вдохновил меня на создание работы, которая не стала для них большой рекламой. Зато они предоставили в мое распоряжение прекрасные инструменты для выполнения работы на леднике вместе с альпинистами. Я мог делать все что угодно, а они хотели, чтобы люди позировали мне, а меня хотели заставить думать о хрупкости ледника в Европе и как он тает с неописуемой скоростью. Они хотели пригласить прессу, чтобы она рассказала о процессе создания моего искусства. Это была великолепная работа, направленная на послание людям, моя работа стала бескомпромиссной в таком природном месте неописуемой красоты, как Швейцарские Альпы.

    Как Вам удалось привлечь туда людей?

    Спенсер: Мне очень помогли. Швейцарская Железнодорожная Система предоставила бесплатные билеты из любого места, откуда ехали люди. Он приехали со всей Швейцарии. Вероятно им пришлось проснуться в три часа, поскольку сбор был объявлен на семь часов утра. Нам предстояло добраться до ледника, так что мы не могли начать съемку до полудня. Нам очень повезло мы смогли сделать перерыв, погреться на солнышке и все получилось.



    Сколько раз Вы снимали на Фестивале «Burning Man»?

    Спенсер: Это будет мой четвертый раз. Моя первая работа состоялась в 1997 году, вторая в 1999 году и третья в 2000. Население увеличилось втрое и интересно, как это будет выглядеть теперь. Больше всего мне интересно увидеть людей. Я думаю, что люди это и есть лучшее из искусств на Фестивале и только потом мне интересно увидеть различные структуры и различные проекты общественного искусства. Мне не терпится увидеть это, и я надеюсь получить такое же удовольствие, как это было в 2000 году.

    Перевод Виктории Горобинской

    Обнаженный мир Спенсера Туника (Spencer Tunick)


    Анонсы

    ***************** 22.08.2013 ***********